Сказка о попе-Айзермане, работнике его балде-Стэмкосе, и Торонто, которого у Пушкина не было

 

 

Стэмкос и КучеровВо всей этой истории с ожидаемым контрактом Стивена Стэмкоса с Тампой …. с Торонто Мэйпл Лифс … да хоть с кем нибудь, не в КХЛ же ему ехать, есть несколько интересных наблюдений, которые могут оказаться скрытыми от внимательного ока за дымовой завесой из слухов, фактов и скандалов. Мы сегодня не будем делать никаких выводов или, тем паче, каких-то предсказаний. Мы постараемся сосредоточить внимание на том, что мы понимаем и знаем. А вот связывать это воедино и при помощи этого обосновывать, что Стэмкос подпишется с Тампой … перейдет в Торонто …. уедет в СКА, оставим кому-нибудь другому, у кого больше времени и желания. Например, клоунам из Торонто.

Разделим наш рассказ на части.

Часть первая. Айзерман.

Нужен мне работник:

Повар, конюх и плотник.

А где найти мне такого

Служителя не слишком дорогого?

 Ситуация у генерального менеджера Тампы достаточно проста. И в то же время, чрезвычайно сложна. Называется «муки выбора правильного решения». Примерно об этом когда-то была достаточно легендарная сценка Романа Карцева про раков. Помните? Большие, но по пять. Или маленькие, но по три.

То, что Тампагеддон (он же Тампагеддец) будет летом 2016 и 2017 — сомнений особых нет. Можно верить в сказки про волшебника Беттмена в голубом вертолете, который подарит повышение потолка зарплат на 5 миллионов в этом году и на пять в следующем. Можно верить в щедрость нефтяных магарадж из Эдмонтона, берущих к себе в болотный гарем Мэтта Карла с его зарплатой и пунктом о запрете обменов (что, впрочем, все равно будет лучше Никитина). Или в фею Динк, которая посыплет волшебного порошка на хвост контракту Валттери Филппулы или Райана Кэллахэна и те улетят побеждать Капитана Крюка вместе со своими пунктами о запрете обменов.

Но мы живем в реальном мире. А потому так просто от тяжелых контрактов, в которых содержатся пункты о запрете обменов,  избавится не получится. И это есть факт, месье Дюк.

Стив АйзеранПо состоянию на сегодняшний день места под кепкой у Молнии осталось всего… Гм… 30 тысяч 834 доллара. Да, это связано с большим количеством травмированных (Палат, Друэн, Джонсон, Пакетт, Кондра), которые не являются long-term, т.е. их зарплата учитывается в потолке зарплат, и, соответственно, учетом зарплат вызванных на их место (Бланден, Маршессо, Гурд, Вермин, который и сам попал в список травмированных). Но рано или поздно травмированные восстановятся, временно вызванный вернутся в Сиракьюз (отдельной строкой в этой связи интересна ситуация с Джонатаном Маршессо, который вдруг вырвался в списки лучших снайперов Молнии), и пространство под потолком достигнет изначальных 2,4 миллионов.

По окончании сезона эта сумма увеличится еще на 1,6 миллион за счет истечения контракта Сэма Ганье, часть которого (те самые 1,6 млн.) учитываются в платежной ведомости Молнии. Истечет контракт Брэйдена Кобёрна (4,5 млн.) и, скорее всего, его отпустят на все четыре стороны, дав шанс Никите Нестерову, Слэйтеру Кукку и Энтони Де Анджело закрепиться в топ-6 обороны. Собственно, все. Формально также наконец-то закончится сага со «сверхдлительной травмой» Маттиаса Олунда, но его зарплата все равно не идет в счет потолка зарплат.

Крайне оптимистично оценим ожидаемое повышение потолка зарплат на 3 миллиона. Повторюсь — крайне оптимистично. Возможно даже за пределами разумного.

Итого, у Айзермана будет свободных 8,5 долларов на подписание свободных агентов.

В принципе, на подписание игроков, чей контракт истекает летом 2016, этой суммы хватит. (Примечание: далее речь идет о зарплатах игроков, и говоря о годовой зарплате мы подразумеваем не фактическую зарплату, а среднегодовой «кэпхит»)

Предположим, что Стэмкос получит на уровне Кейна и Тэйвса — 10,5 млн. — это прибавка в размере 3 миллионов. Остается 5,5.Никите Кучерову, чей контракт сейчас составляет 711 тысяч долларов, предложат «мостик» — не очень длительный контракт, по истечении которого игрок остается ограниченно свободным агентом, с не очень большой суммой. «Не очень большая сумма» в случае Кучерова (ныне являющегося лучшим снайпером Тампы), как мне представляется это порядка 4 миллионов долларов — чуть больше, чем «мостик» Тайлера Джонсона и Ондрея Палата (по 3,3 млн.) — с учетом инфляции, так сказать. Таким образом, рост платежной ведомости составляет порядка 3,2 млн. От нашего «остатка» остается примерно 2,3 миллиона.

Следующим подписанта из разряда «обязательно» является Владислав Наместников, который сейчас выходит на новый уровень и для команды он уже полезнее, чем упомянутый ранее Валттери Филппула. Предположим, что Владислав согласится на увеличение до уровня сегодняшней зарплаты Алекса Киллорна — 2,5 миллиона, т.е. рост составит 1,7 миллиона. И уже под потолком остается всего лишь 600 тысяч, на которые надо продлить соглашения с кем-то из россыпи молодых талантов рангом пониже — Джей Ти Браун (один из лучших игроков команды в последних матчах, кстати), Седрик Пакетт, Джонатан Маршессо (отмечали выше, что он сейчас ворвался в списки лучших снайперов команды, проведя в два раза меньше игр), Джоэль Вермин, Янни Гурд (сегодня дебютировавший), Никита Нестеров, Кристерс Гудлевскис, Люк Витковски и ряд еще менее известных игроков фарм-клуба. Да, понятно, что их роль в команде не столь значима. Да, понятна, что часть из них получит двусторонний контракт и будет играть в фарме. Но сомнений в том, что переподписание тех из них, кто будет играть в основном составе через год «съест» остаток места под потолком зарплат под корень, у меня лично почти нет.

И это, повторюсь, при условии, что потолок зарплат сверхоптимистично поднимут на три миллиона.

Итак, «переподписав» Стэмкоса на уровне Кейна и Тэйвза, мы сохранили текущий состав Тампы на сезон 2016-17. Что дальше? Дальше сказок становится еще меньше. И так деградирующие Карл, Филппула и Кэллахэн вряд ли резко прибавят и сумеют повысить свою трансферную стоимость до такой степени, чтобы за ними выстроилась очередь из генеральных менеджеров других клубов. Поэтому в базовом варианте, я принимаю, что избавиться от их тяжелых контрактов можно будет только за счет выкупа, оставив при этом в платежной ведомости «след» из трети их зарплаты.

И мы переходим ко второй части марлезонского балета. Тампагеддон (Тампагеддец) версия hard. Даже, наверное, hardcore.

1 июля 2017 г. зарплатная ведомость Тампы уменьшится на 2 млн. контракта Брайана Бойла (как бы тот полезен не был, но от продления соглашения с ним придется отказываться в любом случае) и 1,5 миллиона контракта Андрея Шустра (если словак не прыгнет в этот период выше собственной головы. качающейся на расстоянии двух метров от уровня льда, продлевать с ним соглашения не будут — надо хоть как-то изыскивать средства в платежной ведомости). Предположим, что потолок зарплат поднимут еще на 3 миллиона (что вообще уже невероятно, учитывая, что ключевая ставка ФРС в конце концов будет поднято, а это значит укрепление доллара ко всем мировым валютам и, соответственно, замедления темпов роста доходов  в долларовом эквиваленте в НХЛ в том числе). Итого, свободного места под потолком будет 5,5 миллионов.

А теперь, уважаемые знатоки, внимание. Айзерману в этот год предстоит подписание контрактов со следующими хоккеистами:

Виктор Хедман (нынешняя зарплата 4 млн. в год, и ориентироваться он будет на доходы, как минимум, Дрю Даути, если не Ши Уэбера или ПиКей Суббана), Ондрей Палат (3,3), Тайлер Джонсон (3,3), Джонатан Друэн (0,9), Слэйтер Кукку (0,9), Бен Бишоп (5,9) иАндрей Василевский (0,9). Не говоря о молодежи типа Адама Уилкокса, Доминика Машина, Мэттью Пеки и менее значимых проспектов. Да, можно предположить, что Айзерман рискнет сделать окончательную ставку на Андрея Василевского и отпустит Бена Бишопа на все четыре стороны. Но при всех рисках такого хода (сравните матч с Коламбусом, где играл Бишоп и матч с Торонто, где в воротах был Василевский), даже он не поможет Айзерману сложить из кубиков с буквами «ж», «о», «п» и «а» на гранях слово «счастье».

С другой стороны, если Стэмкос уходит из команды не позднее 1-го июля 2016, в июле 2017 года у Айзермана на руках (при подписанных в 2016-м Кучерове, Наместникове и Киллорне) остается «свободными» сумма в размере 16 миллионов долларов, которой хватит не только на то, чтобы сохранив и Бишопа с Василевским, подписать на новые контракты Хедмана, Палата, Джонсона и Друэна, но и оставить что-то на сохранение того-же Бойла с Шустром (если последний прибавит в развитии) и даже, возможно, выйти на рынок свободных агентов в поисках возможностей для укрепления.

Классический монолог Карцева про раков (см. выше). Либо сегодня теряем одного, но Стэмкоса, либо завтра теряем нескольких важнейших игроков, но не таких «звездных».

При этом, нельзя забывать и про экономически-маркетинговую сторону вопроса. Стэмкос — звезда всей НХЛ. Его имя приносит деньги. Его имя привлекает болельщиков на трибуны. Он самый популярный игрок команды. Многие начали болеть за Молнию после драфта Стэмкоса (как я лично, окончательно определился со своими симпатиями, которые с 1996-го года были «на стороне» Тампы, но болельщиком ее я назвать себя не мог, после драфта 1998 и выбора там Венсана Лекавалье). Его уход очень сильно и однозначно отрицательно скажется на этой стороне вопроса.

С игровой точки зрения, тоже все «не так однозначно», хотя я и не дочь крымского офицера. Да, прямо сейчас у Стэмкоса наблюдается значительный игровой спад (десять матчей без голов!). Но даже при этом спаде он остается лучшим бомбардиромкоманды. А за его семь лет в лиге он затвердил за собой реноме самого стабильного голеадора НХЛ после Александра Овечкина. Я сомневаюсь, что кто-то всерьез думает о том, что эти десять матчей (в момент, когда вся команда играет не просто плохо, а отвратительно, по причинам, которые здесь мы обсуждать не будем) способны перечеркнуть предыдущие 510, в которых он набирал больше очка за игру.

Не думаю я, что кто-то серьезно, без эмоций считает, что можно быть на 100% уверенным, что потерю второго снайпера всея НХЛ последнего десятилетия, сможет полностью компенсировать тот же Никита Кучеров (это ни в коем случае, не упрек Кучерову — это предложение поставить себя на место Айзермана, задача которого гарантировать успешность всей команды, а не рассуждать в этих наших интернетах, кто за кем таскает баулы).

Наконец, нельзя быть уверенным, что кто-то сможет заменить Стэмкоса в качестве лидера команды. Какие бы упреки в лидерских качествах в адрес Стэмкоса не звучали бы, я не думаю, что если бы у него эти качества отсутствовали, его партнеры так крепко встали бы на сторону своего капитана, как вчера перед СМИ в Торонто.

Брайан Бойл: «Мы не сомневаемся в нем. Мы все стоим за него, поскольку этот парень всегда делал все правильно. Он хочет побеждать здесь. Он ведет нас за собой и мы идем за ним»

Бен Бишоп: «Мы не беспокоимся за его контракт. Люди зря считают, что это вносит какую-то сумятицу в наши ряды»

Алекс Киллорн: «Мы всегда здесь за него. Он лидер этой команды и я думаю, он это всем доказывал, доказывает и будет доказывать.»

Но, тем не менее, Айзерману от этого не легче. Ему надо взвесить все «за» и все «против» и, в конечном итоге сделать окончательный выбор.

Именно в связи с изложенным выше, меня лично совсем не пугает то, что контракт до сих пор не подписан. Я с самого начала не думал, что Айзерману будет легко сделать этот выбор и предполагал, что он будет тянуть резину (несмотря на все заявления), надеясь что с течением времени этот выбор будет сделать проще. В конечном итоге, даже сама вариация размера потенциального контракта Стэмкоса, делает лишь «завтрашнних раков» более или менее страшными. Принципиально сам выбор между потерей Стэмкоса но сейчас, либо потерей нескольких игроков но через год не меняется. Может измениться в большую или меньшую сторону лишь размер потенциальных потерь через год.

Но в любом случае, панические крики «раз уж Стэмкоса не подписали сейчас, значит его не подпишут никогда», мне представляются явно преждевременными. Айзерман всегда успеет предложить своему капитану устраивающий того финансово контракт. Но ему надо определиться с последствиями такого предложения (или, наоборот, отказа от такого предложения) для всей команды.

Часть вторая. Стэмкос.

Буду служить тебе славно,

Усердно и очень исправно,

В год за три щелка тебе по лбу,

Есть же мне давай вареную полбу

Стивен СтэмкосУ Стэмкоса тоже в данной ситуации ситуация не самая лучшая. Понятно, что есть команды, которые готовы его, в качестве свободного агента сделать самым высокооплачиваемым хоккеистом НХЛ (что самое интересное, Торонто не самый «богатый» из возможных вариантов). Понятно, что карьера короткая, и зарабатывать на том же уровне после ее завершения ушедшему на покой хоккеисту невозможно от слова «совсем», а потому хочется заработать побольше, пока здоровье и физические кондиции позволяют. Я лично всегда был на наемных работников, которые уходят к другому работодателю в поисках лучшей доли. Ну не на пенсию от государства рассчитывать же, когда ты к 40 годам, как максимум, а то и раньше, физически становишься неспособен выполнять единственную работу, которой ты обучен. Не всем дано после окончания карьеры хоккеиста стать сенатором или главой хоккейной федерации. Можно вспомнить, например, судьбу Евгения Марковича Бабича.

Поэтому не надо ожидать, что «из любви к искусству» Стэмкос, который повторимся еще раз, является вторым самым стабильным снайпером десятилетия после Овечкина, согласится получать на уровне, допустим, Дэвида Крейчи, игрока без сомнения талантливого, но который ни разу не преодолевал отметки даже в 30 заброшенных шайб.

При этом, однако, надо понимать, что успех профессионального спортсмена определяется не только заработанными миллионами, но и выигранными титулами. И вот на этом (и, по сути, только на этом) и можно Айзерману играть в диалоге со Стэмкосом, пытаясь снизить его потенциальный «кэпхит». Не намного. Но, согласитесь, возможность вновь дойти до Финала Кубка Стэнли (да, учитывая нынешнюю ситуацию с игрой Молнии, она уже выглядит не так выпукло-вогнуто, как до начала этого сезона, но, тем не менее, списывать команду со счетов окончательно и бесповоротно, все-таки еще преждевременно), может быть и стоит лишнего миллиона долларов, который может предложить бродячий цирк под вывеской «центр хоккейной вселенной», где предстоит вновь пытаться пройти путь из самого болота куда-то наверх. И еще не факт, что этот путь будет таким-же успешным, как в 1967 году. Об этом чуть позже, в третьей части.

Поэтому и Стэмкоса можно понять в той части, что у него нет желания подписывать соглашение прямо сейчас. Особенно сейчас. Когда у Тампы — очевидные игровые проблемы. Которые, как не пытайся, но на самого Стэмкоса и его персональный спад не спишешь. Если выбирать между яйцом и курецей в данной ситуации, мне представляется, что игровые проблемы команды (не будем обсуждать откуда они идут, хотя у меня есть определенное мнение на этот счет, но это тема для другого обсуждения), являются первичными, а персональный спад капитана (который все равно остается лучшим бомбардиром) — следствием.

Так вот, я не могу исключать, что как и Айзерман со своей стороны, Стэмкос (а точнее его агент Дон Мин) занял выжидательную позицию — если будет понятно, что прошлогодний успех Тампы был не случайным, команда действительно на правильном пути наверх, как это казалось летом, а нынешние проблемы — это только временное явление — то можно и уступить финансово, ради возможности выпить шампанского и выкурить сигару победителя. Если же то, что происходит с клубом сейчас — начало большого пути вниз и скатывания с вершины — то это придется компенсировать лишним миллионом в контракте.

В общем, как и в случае с Айзерманом, причин для спешки и необходимости подписать новый контракт прямо сейчас у Стэмкоса особо нет.

Таким образом, как мне представляется, оба главных участника контрактной эпопеи сейчас руководствуются известным принципом.

2

А мы переходи к третьему, наиболее активному участнику контрактного диалога между Стэмкосом и Айзерманом.

Часть третья. Торонто.

Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье

И уши ваших понежней,

Им отвечает Соловей.

А вы, друзья, как ни садитесь,

Все в музыканты не годитесь

Хотя это ни разу не Пушкин а целый Крылов, это гораздо ближе к Торонто, чем любой из фрагментов сказки о попе и работнике его Балде.

К моему большому личному счастью, мне приходится нечасто читать прессу из страны эльфов 1967 года, а также «экспертные мнения» болельщиков этой команды. А потому, начав вникать в тему, я испытал массу положительных эмоций, первая из которых — недоумение. Что, серьезно, этот бродячий цирк провозгласил себя «центром хоккейной вселенной»?

Смотрите. Вероятность того, что Стэмкоса не будет в Тампе — достаточно велика. Это правда. Вероятность того, что Стэмкос будет в Торонто — чуть ниже, но она тоже достаточно сильно отличается от нуля. Это тоже правда. Но устраивать из этого цирк, и после поражения своей команды на полном серьезе (!) обсуждать, что Стэмкос, который в этой игре был вторым среди нападающих Тампы по времени на льду (отстав на 2 секунды от Кучерова), специально (!) нанес только один бросок по воротам Бернье, чтобы продемонстрировать, что он хочет играть в Торонто (!). Извините, но это даже не диагноз. Это приговор.

Или вот.

Такие листочки раздавали перед сегодняшним матчем болельщикам идущим на хоккей представители местной радиостанции.

Или вот.

Это не фотошоп. Точнее это фотошоп, но в части Стэмкоса в форме Торонто. Подпись — настоящая. На основании того, что Стэмкос оставил автограф на этой карточке, которую ему дал болельщик Торонто, поджидавший его у входа в гостиницу, в этих наших интернетах выстроена достаточно солидная и полная убедительных доводов теория о том, что Стэмкос хочет в Торонто. А мне так и хочется спросить: «Вы когда-нибудь видели профессионального спортсмена, особенно хоккеиста НХЛ, где лига разве что каленым железом не выжигает случае неуважительного отношения хоккеистов к болельщикам, который согласившись дать автограф, потом вдруг отказывает болельщику, проторчавшему ради этого несколько часов на морозе перед гостиницей, на основании того, что ему дали «не ту» карточку?»

А история с лайкнутым твитом? Из этого же была целая истерика раздута на общенациональном уровне. И дело даже не в том, правда или неправда, что Стэмкос лайкнул эту запись случайно. Дело в том, что раздуть такую истерику из такой мелочи может только мой младший ребенок. Которому три с половиной года. Ну, допустим он лайкнул намерено. Но почему это значит, что причина побудившая его это сделать кроется в его желании играть в Торонто? Может ему просто нравится, что про него пишут? Может он не разобрался о чем заметка? Может его позабавило, что про него пишут такой бред. Может он намерено «потроллил» болельщиков Торонто своим лайком. Да мало ли возможных причин? Включая и то, в чем он клялся — что это был лайк по ошибке.

Вот у меня, болельщика Тампы, который прекрасно осознает то, что Стэмкос может уйти, более того, что он может уйти именно в Торонто, вся эта истерика по пустякам, синдром поиска глубинного смысла, нахождения подтверждения тому, что Стэмкос собирается в Торонто в том, как утренний стул лег в унитазе и прочие подобные вещи, вызывают простой здоровый смех.

Но, очевидно, что тот, кто ждет Кубка Стэнли с 1967 года, тот в цирке не смеется.

И вот честное слово, после сегодняшней медийной истерики, когда Тампа была даже вынуждена отменить утреннюю раскатку, чтобы оградить своего капитана от торонтовской медийной братии, а после матча его партнеры грудью встали на защиту Стэмкоса от репортеров, стараясь свести его общение с прессой к минимуму (что, опять же говорит скорее о сплоченности коллектива вокруг капитана, чем о каких-то других вещах), мне даже захотелось, чтобы Айзерман обменял Стэмкоса в Баффало. Почему в Баффало? Потому что во-первых, у них есть что отдать, а во-вторых — это совсем рядом с Торонто, но все же не Торонто. Близко локоток, а не укусишь.

Это эмоции, но эта идиотская истерика вокруг игрока другой команды порождает именно такие эмоции. Резко отрицательные по отношению к «центру хоккейной вселенной».

И знаете, что я могу вам сказать. Мне кажется я понял, почему Торонто с 1967 года не может выиграть Кубок.

Потому что всю прессу, после того как местная команда настолько бездарно проиграла уже выигранный матч, интересовало не почему так произошло, а перейдет ли капитан победившей команды в Торонто или нет. Потому что сложилось впечатление, что сам хоккей, такой какой он есть, который на льду, там любят меньше, чем «околохоккей» со слухами, сплетнями и скандалами. Который в прессе, местном радио, в блогах и т.д.

Но, есть надежда на то, что теперь в Торонто есть хотя бы один вменяемый человек. Во всяком случае Бэбкок на послематчевой пресс-конференции говорил про Кучерова и «других хороших форвардов» в Тампе, а не про Стэмкоса.

Вот как-то так он, приблизительно.

Источник: сайт российского фан-клуба Tampa Bay Lightning

Автор Алексей Челюканов

 

 

Комментарии