Суперсерия-72 навсегда изменила хоккей

МОНРЕАЛЬПэт Стэплтон прекрасно помнит, как он сидел в автобусе, стоявшем перед ареной Montreal Forum. Он был шокирован, как и вся Канада.


 

Это было поздно вечером 2-го сентября 1972 года после того, как завершился первый матч серии из восьми игр между сборными НХЛ и Советского Союза. Завершился с результатом, которого никто не ожидал.

СССР – 7, Канада – 3.

"После игры мы сели в автобус. Я сидел у окна и рядом со мной сел Кен Драйден (вратарь сборной НХЛ", - рассказывает Стэплтон. "Он повернулся ко мне и спросил: "Что случилось?". Я помню, что сказал ему: "Думаю, мы растерялись".

В эту среду Стэплтон вернулся в Forum, где отмечали годовщину Суперсерии – уникального события, какого больше никогда не будет.

В присутствии Стэплтона и его партнера по той сборной защитника Сержа Савара департамент по историческим памятникам и сооружениям правительства Канады открыл мемориальную табличку на здании арены, где состоялся тот памятный и кошмарный (для канадцев) матч.

"Мы хотим забыть ту игру", - пошутил Савар. "Мы не хотим о ней говорить".

Стэплтон, Савар и еще несколько игроков команды начинают турне по четырем городам Канады, где состоялись матчи Суперсерии – Монреаль, Виннипег, Ванкувер и Торонто. Поездка начинается в пятницу и завершится 10-го сентября в Торонто. С помощью видео, фотографий, интервью, встреч с болельщиками они смогут рассказать всем о тех матчах в сентябре 1972 года, которые поставили на уши не только Канаду, но и весь хоккейный мир.

С тех пор были чемпионаты мира, Олимпиады, Кубки Канады и мира, встречи между клубными командами СССР/России и НХЛ. Но ничто не может сравнится с Суперсерией, ни одно другое событие не имело той политической подоплеки и ни одна другая серия не повлияла на хоккей так, как это сделали те восемь матчей.

Канада выиграла серию, одержав четыре победы, потерпев три поражения и сведя один матч к ничьей. Пол Хендерсон забросил победные шайбы в трех матчах в Москве (6-м, 7-м и 8-м) и стал национальным героем, оформив самый невероятный хет-трик.

Но в той серии было больше, чем блестящая игра одного человека. В ней сошлись две команды и Канада выиграла, благодаря драматическому голу Хендерсона за 34 секунды до окончания матча №8.

"Мы говорим о Суперсерии сейчас больше, чем в первые 10 лет после того, как мы ее сыграли. Не знаю почему, это история", - сказал Савар, завоевавший Кубок Стэнли восемь раз в составе "Монреаль Канадиенс" и ставший членом Зала хоккейной славы в 1986 году.

Канадцы собрались после разгрома в первом матче и выиграли второй через два дня в Торонто со счетом 4:1. Третий матч состоялся в Виннипеге и завершился вничью - 4:4. Четвертая игра осталась за советской командой – 5:4. После нее сборные отправились в Москву.

Так сборная Канады оказалась в положении, в котором отступать дальше уже было некуда. Они выиграли три матча подряд (3:2, 4:3 и 6:5) и с ними всю серию.

Прошло без двух дней 44 года после того матча №1, после которого многие шокированные канадцы так и не смогли заснуть, и на здании Forum в среду появилась табличка в память о серии, которая вошла в учебники, послужила темой для фильмов, научных работ.

В 1972 году в школах Канады устанавливали телевизоры. Вся страна замирала – ее превосходство в хоккее оказалось под вопросом.

"Та серия имела политический подтекст и в этом нет нашей вины. Мы этого не хотели", - сказал Савар, имея ввиду хоккеистов. "Русские выигрывали, когда мы отправились туда и они хотели показать миру, что они все делают правильно, что их подготовка лучше, что они лучшие спортсмены в мире. И вдруг мы проснулись и сказали: "Мы же придумали эту игру, а не вы". На матчах был лидер страны Леонид Брежнев. Это была политика и мы полностью оказались погруженными в нее. Я был в командах, которые выигрывали Кубок Стэнли, но только в 1972 году мы смогли так настроится. Это было невероятно".

Савар сыграл пять матчей из восьми и стал единственным в сборной, кто не испытал горечи поражений. Три победных матча в финале серии стали вершиной его карьеры.

"Выиграть три матча подряд? Никто бы на это не поставил", - сказал он. "Лучший момент для меня – последний гол Пола Хендерсона. Если бы мы завершили тот матч вничью, то мы бы проиграли серию. Пол стал героем, но он играл не лучше Фила Эспозито. Иван Курнойе провел серию на выдающемся уровне".

Эспозито и Курнойе блестяще провели все матчи и их усилия привели к тому, что Хендерсон забил тот исторический гол.

Эта серия повлияла на судьбу многих ее участников в обеих командах.

"Это сценарий достойный Голливуда. За 27 дней мы столкнулись с наверно десятью разными подходами, принятыми в НХЛ", - сказал Стэплтон. "Там были и заряженные ребята, руководство (Гарри Синден и Джон Фергюссон), которое настраивало их на борьбу до конца. Нас также сплотило то, что мы чувствовали друг друга, подбадривали друг друга, поддерживали всех, а иногда и критиковали. Русские свою систему игры не меняли".

С точки зрения Савара, изменился хоккей. Эта серия навсегда изменила восприятие этого вида спорта.

"Такого больше не может быть никогда и не будет", - сказал он. "В 1972 году хоккей был в основном только в Канаде и СССР. В НХЛ не было игроков из Европы. Было несколько американцев, но в основном речь шла об этих двух странах. Серия изменила этот вид спорта. Не сразу, не в первый год. Я помню, как Скотти Боуман, наш тренер в "Монреале", стал первым, кто стал менять систему тренировок. Серия потрясла хоккейным мир. Сейчас это международная игра. Серия стала поворотным пунктом этих перемен".

Прошло больше 40 лет. Савар редко смотрит записи матчей Суперсерии. Но ему было приятно вспомнить о ней в среду. Он был рад, что ее будут вспоминать на легендарной арене Монреаля, которая сейчас стала торговым центром с кинотеатром.

"Зимой прошлого года в Эдмонтоне я столкнулся с Уэйном Гретцки и он говорит: "Серж, как только у меня появляется свободное время, я смотрю ту серию", - улыбается Савар. "Я что я? Я знаю результат. И я доволен".

источник NHL.com/ru