Беттмэн о своем включении в Зал славы: «Теперь нет никаких сомнений в том, что это не конкурс популярности»

Комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн прокомментировал свое избрание в Зал хоккейной славы и рассказал о том, как происходили переговоры с лигой о его назначении.

«Сегодня не должно остаться никаких сомнений в том, что вступление в Зал хоккейной славы – не конкурс популярности. Прошло почти 26 лет, и, возможно, сегодня меня, наконец-то, стали любить. Я благодарен за это. Хотя, может быть, все дело в привычке.

Когда мне в первый раз позвонили из НХЛ, я отказался – условия сотрудничества были неприемлемы. Речь шла не о зарплате, а о сроках. Лига предлагала относительно короткий контракт, а мне нужен был долгосрочный договор, чтобы я мог приступить к решению задач, которые, с моей точки зрения, нужно было решить.

Мне перезвонили через десять минут. С тех пор уже прошло 25 лет. Хотя я не просил контракт на 25 лет.

Я уже не люблю должность комиссионера так сильно, как раньше. Я люблю ее еще сильнее. Так что если кто-то думает, что я собираюсь уходить, забудьте об этом», – сказал Беттмэн.