Сергей Гончар: «Вашингтон» помог мне сформироваться как игроку. Я провел здесь 10 прекрасных лет»

Ассистент главного тренера «Питтсбурга» Сергей Гончар рассказал о периоде своей карьеры в составе «Вашингтона».

– Евгений Малкин сказал этим летом, что нет в «Питтсбурге» команды ненавистнее, чем «Вашингтон». Понятно, что сказано это было в шутливом контексте, но какова была доля шутки в той шутке? 

– Если вы посмотрите на противостояние этих двух команд, то накал и градус страстей там всегда очень высокий. Ненависть не ненависть, но то, что это особенный матч для каждой из команд, это совершенно точно.

– Мы разговариваем в коридоре Capital One Arena. Это по-прежнему родные стены для вас? Какие у вас остались воспоминания о «Вашингтоне»?

– Я уже играл здесь несколько лет, когда ее построили и мы переехали на нее со старой арены. Здесь по-прежнему полно людей, с которыми ты работал по десять лет. Идешь по коридору, а они тебе навстречу.

– Вы имеете в виду работников стадиона?

– Да, те, кто со льдом работают или с экипировкой. Они же все здесь, ты их видишь. А потом у лифта стоит человек, который тебе десять лет двери открывал. Всех знаешь. Понятно, что это навсегда останется в моей памяти.

Эта организация помогла мне сформироваться как игроку. Дала мне шанс, задрафтовав меня. Я провел здесь десять прекрасных лет. У меня осталось в этом городе много товарищей. Всегда вспоминаю его добрым словом. У нас и команда здесь была хорошая, в финал выходили. Сам город отличный. Вчера ехал по нему, отмечал про себя, что он разросся, стал новее, чище.

– Вы приехали в столицу США в самом начале 90-х, когда в России было сложное время. Контраст был велик?

– Да, сильный. Наверняка намного сильнее, чем у людей, которые приезжают сейчас. С другой стороны, я же все-таки ездил по миру. Это не то, что меня вырвали оттуда, а я до этого ничего не видел. Я играл в то время за сборную, мы приезжали сюда на разные турниры. Поэтому представлял хотя бы, какая здесь жизнь.

Плюс, когда меня драфтовали, они меня привезли в Вашингтон. Помню, самое большое впечатление на меня произвела жара. Здесь летом градусов под 40 и влажность. С непривычки тяжеловато было в плане погоды. Я еще в первое свое лето здесь тренировался, бегал полтора месяца по этой жаре, – сказал Гончар.