Александр Пашков: «Федотова жалко. Парень все сделал для нашего хоккея, а может чуть ли не в тюрьму угодить»

Александр Пашков сообщил, что ему жаль Ивана Федотова.

В пятницу стало известно о задержании голкипера в Санкт-Петербурге. Военная прокуратура считает 25-летнего хоккеиста, недавно подписавшего контракт с «Филадельфией», уклонистом от армии.

Сейчас вратарь сборной России, предположительно, отправлен в Североморск. Связи с ним сейчас нет, поэтому точная информация о его местонахождении отсутствует.

«Этот вопрос у нас в стране не отрегулирован должным образом, эти вещи должны государством регулироваться. Видимо, должного порядка нет, поэтому такая получается история. Без меня меня женили, как говорится. С одной стороны, Федотов не виноват, а с другой – к нему есть вопросы.

Раньше как было? Ребята обязаны были учиться. Одно время даже существовало положение, что игрок не мог быть заявлен для участия в чемпионате СССР, если он не учится. Нужна была справка из училища, техникумов, институтов. Я, например, тоже учился постоянно.

Те, кто поступал в университет с военной кафедры, освобождались от прямой службы. Существовала еще одна вещь: предельный срок призыва – 27 лет. Но существовало правило для спортсменов: если ты содержишь семью с детьми от двух человек, то тебя освобождали от службы. Этим пользовались некоторые ребята, не буду публично называть их фамилии.

При этом существовала система отсрочек от призыва. Спорткомитет ежегодно подавал список, в том числе по московским командам, в штаб московского военного округа, в связи с тем, что они учатся и так далее. Давалась отсрочка на год, два или три, но потом до 27 лет все равно могли призвать. Здесь иногда возникали казусные ситуации: старая отсрочка заканчивалась, а новую бумагу не успевали подать. Ко мне тоже приходили майор и автоматчик с повесткой.

Все это было, но существовали какие-то правила и договоренности. Сейчас никаких договоренностей между Минобороны и спортивными организациями не видно. Поэтому Федотова просто жалко: парень все сделал для нашего хоккея, а может чуть ли не в тюрьму угодить.

В ЦСКА, когда я призывался, принимал присягу в форме, проходил подготовку, являлся в обмундировании, когда этого требовала ситуация. Даже в казарму могли отправить и сапоги заставить надеть. Повторюсь, нужны элементарные методы, правила регулирования и управления этой ситуацией», – сказал олимпийский чемпион. 

54