Голышев про «Айлендерс»: «Я не сыграл с «Рейнджерс», хотя в раздевалке уже была игровая майка. Терпи, говорят, на тебя рассчитывают»

Нападающий Анатолий Голышев поделился мыслями о своем времени, проведенном в «Айлендерс».

– Вам говорят одно, делают другое. Как вы себя чувствовали?

– Продолжал работать. Было очень тяжело, иногда опускались руки, но я старался плохие мысли выбросить из головы.

Плюс было общение с правильными людьми, легендами хоккея. Мне говорили, что надо просто терпеть и работать, пройти через этот трудный период.

– Тяжело, когда так обманывают в клубе.

– И я все равно не сдавался. По-настоящему глаза открылись только совсем недавно. Вы слышали, что у клуба возникли серьезные проблемы из-за того, что несколько игроков попали в ковид-протокол?

– Конечно.

– Из фарм-клуба стали поднимать игроков. И вдруг оказалось, что я вовсе не первый в списке и даже не второй.

Меня подняли третьим. Ну ладно, думаю. Тем более после первых тренировок уже все шло к тому, что дебютирую в НХЛ против «Рейнджерс».

Утром на раскатке все было отлично, днем я хорошо отдохнул, а вечером приехал на арену и стал готовиться к игре. Мотаю клюшку, а потом случайно бросаю взгляд на состав, который вывесили тренеры. А меня там нет. Думал, ошибка, так как в раздевалке висит игровая майка.

Еще говорю Илье Сорокину, мол, смотри, что происходит. Он удивлен не меньше, чем я. В раздевалку заходит тренер и говорит, что сегодня я пропускаю встречу. Выхожу на разминку, а потом иду в зал.

– Ужас.

– Представьте мое состояние. Я посмотрел матч с трибуны, кажется, команда проиграла восьмой раз подряд. И в этот же вечер состоялся очередной разговор с генеральным менеджером клуба.

– Вам высказали какие-то претензии?

– Мне сказали, что решение не играть против «Рейнджерс» было исключительно тренерским и я должен отнестись к этому нормально. Мне снова повторили слова про то, что на меня рассчитывают, я буду играть много в этой команде. Терпи, говорят.

– Да уж.

– Хотя неприятные сигналы были давно. Взять даже мое пребывание в «Бриджпорте».

Когда в АХЛ спускают тех, на кого рассчитывают в ближайшее время, вокруг них и строится игра. Такие хоккеисты практически не уходят со льда. Со мной же все было иначе.

То я не попадаю в число возрастных игроков, имеющих право выходить на площадку. И из трех матчей в неделю играю лишь два. Не привык к такому графику, когда пять дней ты занимаешься только тренировками, сдаешь тесты, а потом еще и не играешь.

Затем мне в АХЛ вдруг заявляют, что не в курсе, играл ли я в России в неравных составах. Тогда, помню, внутренне усмехнулся, мол, вы же говорили, что следили за моей карьерой, откуда такие вопросы.

107