Тарасенко о завершении карьеры: «Знаю хоккеистов, которые пропускали и больше времени, чем я. И ничего, возвращались»

Нападающий «Сент-Луиса» Владимир Тарасенко рассказал о состоянии своего здоровья.

– Как сейчас ваше плечо?

– Все хорошо. Восстановление идет по плану. Сейчас, когда делали операцию, исправили то, что было сделано раньше. Наконец-то нашли причину проблемы. Врачи говорят, что все будет нормально. Надеюсь, что скоро уже буду готов играть.

– Генеральный менеджер «Сент-Луиса» Даг Армстронг говорил, что вы занимаетесь на арене. Уже катаетесь или пока просто ходите в зал?

– Я каждый день езжу на арену. Провожу разные тренировки, в том числе и с плечом связанные. Но пока не катаюсь. В скором времени планирую выйти на лед.

– Как вы отнеслись к той шумихе, которая возникла в российской прессе вокруг вашей операции? Были версии, что эта травма может привести к завершению карьеры.

– По поводу меня и моей травмы, тут сколько людей, столько и мнений. Приятно, что многие ребята заступились, выразили свою позицию. Шумиха-то поднялась скорее не из-за травмы, а из-за слов о женах.

– Для вас это табу?

– Я считаю, это неправильно – обсуждать жен хоккеистов. Это тоже непростая доля. Кто через это не прошел, никогда не поймет. Они большую часть времени сидят дома одни, без мужей, тратят силы на поддержание быта. От них многое зависит в карьере спортсмена.

– Вы не хотели остановить Яну, чтобы она не ввязывалась в эту перепалку? Или, наоборот, поддержали ее?

– Она никого не оскорбляла. Если следовать точке зрения журналистов, то каждый может высказывать свое мнение. Она тоже высказала свое. Мы понимаем, что у журналистов своя работа и тоже есть семьи, которые нужно кормить. Но иногда высказывания переходят границы.

– Вы приняли извинения?

– Мы же не маленькие дети, чтобы обижаться долгое время. Бог всем судья.

– Если говорить уж совсем откровенно, хоть раз, после травм и последующих за ними операций, задумывались о завершении карьеры?

– Нет. Я знаю хоккеистов, которые пропускали и больше времени, чем я. И ничего, возвращались. Я разговаривал с врачами и больше им склонен доверять, чем тем, кто говорит, что я не выйду на прежний уровень, – сказал Тарасенко.

100